Если хотите следить за обновлениями - подпишитесь тут!

jeudi 18 mars 2010

Яблони и груши

- Брыся, - сказала я как-то утром, - собирайся, сейчас поедем в питомник.

- Ура! - тут же заорала Брыся. - У меня будет собака! Я буду с ней играть! Новому дому — новую собаку! Даешь!

- Нет, - улыбнулась я, - поедем выбирать растения.

- Ну вот, - расстроилась Брыся. - А я думала — собаку. Растениями, конечно, тоже играть можно, но, во-первых, с ними толком не поговоришь, а во-вторых, они бегать не умеют.

Я посадила ее на колени.

- Я бы тоже хотела вторую собаку, но пока нельзя. Вот, попозже, может, и возьмем кого-нибудь.

Она вздохнула.

- У меня Оскар есть, но он за забором. Хоть дыру копай. А, кстати, надо к йорку сходить, а то он еще не знает, что мы переехали. Когда пойдем?

- Вот за деревьями съездим и сразу пойдем, - бодро сказала я. - Поехали?

- Поехали!

Мы сели в машину и двинулись в путь, следуя указателям нашего нового, купленно го на Новый Год, навигатора. Он говорил голосом опытной стервы, которая точно знает, как ей добиться желаемого результата. Это производило на Брысю огромное впечатление, и она всю дорогу передразнивала навигатор. Например, когда он произносил «Поверните направо», Брыся вежливо шипела «Направо, в последний раз предупреждаю». Или: «Если не повернете, пеняйте только на себя». Так она развлекалась до самого питомника.

Калитку нам открыла большая женщина в соломенной ковбойской шляпе. Она была одета в костюм защитного цвета, а на ногах ее были огромные резиновые сапоги. Соломенные волосы торчали из под шляпы в разные стороны, а в рукаха была лопата, испачканная землей.

- Привет! - сказала она зычным голосом. - Это вы — за деревьями?!

- Мы! - пискнула Брыся и спряталась за меня. Она еще не видела таких громких женщин.

Я кивнула.

- Тогда проходите! - протрубила сказала женщина. - Меня зовут Мартина. Только смотрите за собакой, чтобы она на деревья не писала.

- Я же не кобель! - возмутилась Брыся. - Я на дорожки писаю. Или на травку. Скажи ей!

- Она не будет писать на деревья, - мягко сказала я. - Даже если захочет.

- Тогда ладно! - зычно расхохоталась Мартина. - Тогда пусть писает! Проходите!

Мы протиснулись между выставленными на дорожке огромными горшками, в которых красовались настоящие сосны. Они были похожи не фотомоделей : длинные голые стволы и пышные шапки хвои на голове.

- Как интере-е-е-есно... - протянула Брыся, оглядываясь по сторонам. - Надо же, я думала, что столько растений бывает только в лесу.

Вокруг нас толпились кустарники, разных цветов и форм, некоторые с листьями, некоторые — совсем голые. В кадках стояли деревья, я легко узнала туи и сосны, но остальные виды оказались мне не по зубам.

- Это вечнозеленые! - сказала Мартина. - А вон там, где голые прутья, - там самая красота. Когда у них вырастут листья, они будут разноцветными — у меня есть красные, желтые, оранжевые, с белыми цветами, с красными, с желтыми... Выбирайте!

Брыся задумчиво уставилась на сосну.

- Интересно, - протянула она, - а если под ней вырыть ямку, то летом там будет прохладно? А то у нас на участке ни тени, ни ямки. Летом тяжко будет, придется в дУше спать.

Действительно, на нашем участке не было ни кустика, ни деревца. Вокруг дома была голая черная земля, раскатанная недавно экскаватором. Зато в доме был чудесный итальянский душ, выложенный черной прохладной галькой. Брыся присмотрела его еще на стадии строительства.

- А можно я буду там жить? - спрашивала она. - На гальке приятно спать, а через стекло все видно!

- Брыся! - отвечала я. - Если ты там будешь жить, то никто больше не сможет мыться. Так все и будут ходить, грязные.

- Ну вот, - расстраивалась Брыся, - по-моему, мыться вообще не надо. Собой пахнуть — гораздо приятнее!

- Ну да, - возражала я, - особенно после того, как целый день копаешь ямы...

Я вернулась к сосне.

- Ну что, может, купим ее? - спросила я Брысю.

- Купим! - бодро отозвалась Брыся. - А сколько стоит?

- Почти как ты. Немного меньше, - ответила, посмотрев на болтавшийся на ветке ценник.

- Я так и знала! - возмутилась Брыся. - Только зазеваешься, как тебе сосну подсунут вместо собаки! Может, все-таки....

- Брыся, - вздохнула я, - дело не в цене. Я тебе уже объясняла. Если ты не хочешь покупать деревья, то так мне и скажи. Я тебя отвезу домой и вернусь сюда одна.

- Ладно, - пробурчала Брыся, - давай купим твою сосну. Но я буду наставаить! Вдруг ты передумаешь? А что, кстати, может, прошвырнемся по питомникам?! Накупим деревьев и собак! Можно даже кошку прихватить, если на нее скидка будет!

И она закрутила хвостом, как пропеллером. Я представила себе лицо ЖЛ при виде нас, выгружающих растения и собак из грузовика.

- И не мечтай, - ответила я. - Папа тогда нас из дома выгонит. Вместе с собаками.

- А деревья? - наморщила она лоб. - Он их тоже...?

- Они-то останутся. Впрочем, давай лучше выбирать.

- Ладно, - разочарованно кивнула Брыся. - Давай сосну, потом нужна ман-голия, и чтоб еще яблоки. А то я их люблю, а ты редко фрукты покупаешь.

Я посмотрела на Мартину. Она стояла в сторонке, ожидая, когда я приду в себя от всего ее цветочно-растительного великолепия.

- Мы берем сосну, - сказала я. - И два фруктовых дерева. Какие посоветуете?

- Яблоню и грушу, - мигом отозвалась Мартина. - Они красиво цветут, и вот эти уже этим летом дадут плоды. Только они большие, так что копать вам — не перекопать!

- Расцветали яблони и груши! - тут же заорала Брыся. - Выходили из дому копуши! Будем копать! Всей семьей! Чтоб яблоки уродились!

Определив деревья, которым предстояло украсить наш сад, мы выбрали еще много разных кустарников, три малиновых куста, по настоянию Брыси, а также восемь роз. Мартина выдала нам пакет удобрения из сушеной крови и молотых рогов.

- А можно попробовать? - ныла Брыся. - А то вкусно пахнет! Как мои жевалки!

- Нет уж, - говорила я, - Вот ты попробуешь, а потом деревьям не достанется. Каждому - свои жевалки. Они же твои не берут?

- Не берут, - уныло соглашалась Брыся.

Мы поехали обратно. Я уверенно вела грузовик, в багажнике которого толпилось примерно пятьдесят растений в кадках, горшках и пластиковых пакетах. Брыся всю дорогу загадывала мне загадки типа «Что общего между собаками и деревьями»? На мой немой вопрос она радостно кричала: «Удобрения!». Механический голос навигатора стервозно указывал нам дорогу.

Наконец, мы приехали домой и выгрузили весь зеленый народец на дорожку. Рядом я поставила коробку со ста двадцатью луковицами для заполнения будущих клумб.

- М-да... - обвела взглядом растения Брыся. - И кто будет все это закапывать?

- Как кто? - пожала плечами я. - Ты, конечно! Ты же мне давно говоришь, что ты копаешь самые круглые и ровные ямы. Вот и копай. А я пока лимонаду попью.

- Я? - ужаснулась Брыся. - Но мне тут копать все лето надо будет! С перерывом на обед и сон. И потом, я вечером рано спать ложусь. Как только солнце сядет, меня — хлоп! - и нету!

- А как оно встанет, ты сразу — хлоп! - и в сад! - рассмеялась я. - Ладно, не переживай! Будем копать вместе. Я - большие ямы для деревьев, а ты — мелкие для луковиц. Так что давай, начинай...

Мы сосредоточенно начали копать. Земля была местами свежая, легкая, а иногда — тяжелая, спресованная трактором, что разравнивал наш участок после окончания строительства. Через час были готовы четыре ямки для ирисов, и две ямы для сосны и магнолии. Мы переглянулись.

- Смотри, как здорово! - бодро сказала Брыся. - Ты только две выкопала, а я — четыре! Если так дело пойдет, то тебе придется мне премию выдать. За скорость!

- Брыся, мы пока только начали, а ты уже про премию. Смотри, сколько еще сажать!

- Ну вот! - возмутилась Брыся. - Кто ж знал, что я так быстро копаю! А теперь ты будешь думать, что это нормальная скорость. И ничего не дашь.

- Не волнуйся, - рассмеялась я,. - Премия будет по результату: как только все посадим, то я тебе куплю целый мешок... - я сделала паузу.

- Мя-мяса! - радостно заорала Брыся и попыталась поймать свой хвост. - Договорились! Побежала копать! А то мясо все разберут: небось, все собаки сейчас у себя в садах ямы за мясо копают!!!