Если хотите следить за обновлениями - подпишитесь тут!

samedi 28 novembre 2009

jeudi 26 novembre 2009

Макароны

Брыся активно участвует в приготовлении... Результат - налицо!

mardi 17 novembre 2009

Я живо представила себе доску, на которой мелом написано: «ЖЛ – ловля мышей», «Брыся – вылизывание посуды».

- Жаль, что мы живем не в Гелле, - сказала я, - любому психу у нас было бы очень интересно.

- Во-во! – закивала Брыся. – Мы, например, ему бы поручили...

Она глубоко задумалась и поскребла за ухом.

- Копать ямы а саду? – предположила я.

Брыся помотала головой:

- Это я и сама могу! Но, впрочем, могу ему уступить вторую половину участка. Будем соревнования устраивать – кто больше наловит!

- Чего наловит? – напряглась я.

- Не чего, а кого! – захихикала Брыся. – Червяков, конечно! Они там тусуются. В земле. Красненькие, толстенькие!

- Какая гадость! Зачем они тебе?! – возмутилась я.

- А что такого?! – как ни в чем ни бывало ответила она. – Ты вон малюсек с чесноком жаришь?! А тут даже на море не надо ездить! Те же малюськи, но прямо под окном!

Я живо представила себе, как Брыся с психом сначала наперегонки копают ямы, потом ловят червяков, а потом я жарю их с чесноком и подаю на ужин.

- Ага, - вздохнула я, - и нас с тобой самих отправят на лечение в Гелль. Их – сюда, а нас – туда. Чем не культурный обмен?

- Класс! – обрадовалась Брыся и запрыгала по дивану. – Некультурный обмен! А что у нас еще некультурного? В обмен?

- А правда, - спросила я у всех, пропуская мимо ушей Брысин вопрос, - что бы мы поручили психу? Есть предложения?

- Я бы поручила ему чистить курятник, - сказала Ингрид, - я это не люблю.

- А я бы поручил ему административные дела – счета, фактуры... - сказал ЖЛ. - А иногда он мог бы отвозить мусор на помойку...

- А я бы... - сказала я, на секунду задумавшись, - поручила бы ему ездить за продуктами в супермаркет. Ненавижу магазины.

- А я, - закончил Юбер, - поручил ему ходить вместо меня на заседания в кооператив. Ужасно скучное занятие.

- Так не честно! – вдруг возмущенно воскликнула Брыся. – Свалите на бедного психа самые противные дела! Он и так несчастный, а вы ему еще добавите! Пусть лучше делает то, что нравится - ловит мышей там или копает червяков! Я уступлю! Или, например, может научиться сидеть в клетке за мати-вацию! Шиссот! А вашими факдурами я и сама могу заняться! И остальным! Не запомнила только, где там сидеть надо было.

Я представила себе Брысю на заседании сельского кооператива и рассмеялась:

- Точно, как только кто-то может помочь по хозяйству, так сразу для него находятся самые неприятные дела. Это, и правда, нечестно. А вот что мы могли бы предложить ему из приятного?

Повисла долгая пауза.

- Ну... – начал ЖЛ. – Я бы его научил играть фламенко...

- Но это же для удовольствия, то есть - досуг! – возразила Ингрид. – А у нас речь о домашних обязанностях!

- Это смотря как повернуть! – тут же вставила Брыся. – Играть на праздниках – это обязанность! А когда один – то досуг!

- А я бы... – сказала я. – Я бы поручила ему мыть Брысю!

- Ничего себе! – возмущенно заорала Брыся. – Это уж точно приятный досуг! Не пойдет! Вдруг ему так понравится, что он будет меня мыть каждый день?! Нет уж, придумай что-нибудь другое, а то я не хочу, чтобы у него на мое мытье мати-вация выработалась!

- Ладно, - улыбнулась я, - тогда пусть цветы сажает вокруг нового дома. Я как раз семян купила, целых двадцать пакетов. Плюс луковицы. Пусть сеет.

- Пойдет! – удовлетворенно кивнула Брыся. – Я могу ему ямки копать.

- А я бы... – задумчиво произнесла Ингрид, - я бы поручила ему собирать хворост для камина. Ведь так приятно греться вечером возле настоящего огня! И знать, что это именно ты, как доисторический человек, сам собрал для него ветки в лесу.

- А я, - сказал Юбер, - поручил бы ему готовить десерт. Пусть шоколадный мусс делает. Или миндальное печенье.

- Точно! – одобрительно закивала Брыся. – Это приятная обязанность, потому что когда готовишь, то можно сразу это есть. Или облизывать. Я, например, очень в борще люблю участвовать: сначала – свекла, потом – морковка, потом – капуста, а потом – жилки. Или даже кость перепадает. Люблю готовить! Шиссот!

- Итак, - подытожила я, - наш псих с утра собирал бы ветки для камина, днем бы пек печенье, потом сажал бы цветы и вечером играл бы на гитаре для гостей. Это гораздо лучше звучит, чем чистить курятник, разбирать счета, ездить в супермаркет и заседать в кооперативе. А на Новый Год ему можно было поручать мыть Брысю.

Собака кинула было на меня сердитый взгляд, но, довольная проектом реабилитации, быстро закивала:

- Он так бы очень быстро выздоровел! А если бы у него печенье хорошо получалось, то можно было бы его вообще усыновить! А то у тебя вечно времени на десерты не хватает! Приходится стаканчики из-под йогурта вылизывать. Вот и весь десерт! – закончила она обиженно.

Мы помолчали. Я думала о том, что каждому человеку жизненно необходимо иметь такое дело, которое приносило бы радость. Которое давало бы реальный, а не виртуальный результат – вибрацию фламенко, миндальное печенье, огонь в камине, прекрасный букет...

Удовольствие, которое можно было бы разделить с друзьями. Гордость от того, что восхищение и восторг на их лицах – это все ты.

А когда звук гитары растает в ночном воздухе, а от миндального печенья останутся одни крошки, даже самый несчастный в мире псих ляжет в свою постель со счастливой улыбкой на губах и ощущением того, что он прожил этот день не зря.

mardi 3 novembre 2009

Брыся строит дом!

Нормандия-5

Ладно, перестань ворчать, - улыбнулась я, - вечер только начался, может, дадим Юберу шанс?

- Дадим. – согласилась Брыся. – Только ты скажи ему собак дураками больше не называть, особенно, в моем присутствии. А то я его за ногу укушу!

Настало время аперитива. Мы залегли в низкие кресла вокруг журнального столика. Ингрид разлила белое вино в бокалы на кривых ножках, которые она недавно купила на блошином рынке.

- Начало двадцатого! - сказала она с гордостью, - Буквально за копейки...

Мы с ЖЛ понимающе кивнули, чокнулись и зачерпнули по горсти фисташек.

- А мне? – тут же встряла Брыся.

- Брыся, - сказала я специальным педагогическим голосом, - во-первых, ты уже ела, а во вторых, фисташки собакам вредны.

- Пьющая мать – горе в семье! – невозмутимо возразила Брыся, косясь на мой бокал.

- Откуда взяла?! – расхохоталась я.

- Я еще и не то знаю! - захихикала Брыся. – Например: «В спокойном доме отдыхают нервы!».

- А это откуда?!

- Не знаю! – радостно отозвалась Брыся. – Само лезет!

- Ладно, - сдалась я, - дам тебе фисташек, если у тебя еще что-нибудь есть!

- Про меня! – тут же заорала Брыся, бросаясь мне на шею, - «Догнать и перегнать!»

Я дала Брысе обещанных фисташек, она начала их быстро-быстро поедать. Мы сосредоточились на обсуждении творчества Шагала. Юбер подробно пересказывал нам малоизвестные периоды его жизни. Признаться, это был один из самых познавательных аперитивов в моей жизни.

- К столу! – наконец-то провозгласила Ингрид, внося дымящуюся кастрюлю.

- Малюськи! С чесноком! – обрадовалась Брыся. – А мне?

- А что в обмен?!

Она закатила глаза к потолку.

- Чистота – залог здоровья!

Я сунула ей несколько очищенных мидий. Брыся проглотила их, щурясь от удовольствия.

Мы продолжили разговор о французской жизни Шагала и прочих оригинальных превратностях судьбы.

- А я знаю интересую историю! – сказала я. - Хотите?

- Хотим! – хором потребовали все, включая Брысю.

Я сделала паузу и обвела взглядом мою немногочисленную аудиторию. Собака начала нетерпеливо переминаться с ноги на ногу.

- Представляете... – начала я как можно более загадочным тоном. – В Бельгии есть такой город под названием Гелль. Туда стекались со всей Европы психические больные, и в городе существовала традиция принимать их на время лечения... у себя дома!

- Ничего себе... – протянул ЖЛ. – Приходишь с работы, а у тебя дома - псих на постое!

- А что тут такого? – тут же встряла Брыся. – Собственный псих дома – это даже очень интересно! Я сама психованной была, когда всех боялась! И поэтому кусалась! Но нам же было весело?

- Так-то оно так, - ответила я, - но с психом жить чрезвычайно трудно, особенно, если ты не можешь его понять, а он тебя тоже не очень-то понимает.

- А как же тогда быть? – спросила Ингрид.

- В этом-то весь и фокус! - улыбнулась я, - Жители города Гелль включали больных во все домашние дела, они выполняли свою часть семейной работы. И установка с ними нормальных семейных отношений постепенно делала свое дело. Люди оставались годами в семьях жителей и их состояние улучшалось. Получатся, что психическое заболевание в большой степени обусловно контекстом!

- Точно! – хихикнула Брыся. – Я так и думала! Чем как-текст враждебней, тем больше психи кусаются. По себе знаю!

- Чем он кажется враждебнее, - поправила я. – Это субъективно. Иначе мы все без исключения были бы психами.

- Интересно, - вздохнул Юбер, - а сейчас там как обстоят дела? В Гелле?

- Сейчас больные живут лишь в каждого десятого, - ответила я, - а до войны жили в каждой второй семье. Но, все равно, в Гелле - это традиция.

- Интересно, - кивнула Ингрид, - а вот от чего зависит, что один человек сходит с ума, а другой – нет?

- От как-текста! – хихикнула Брыся. – В спокойном доме отдыхают нервы!

- Не только от контекста, - улыбнулась я, - но, согласно некоторым теориям, и от него тоже.

- А я как-то стажировку проходил в монастыре, у буддийских монахов, - сказал ЖЛ. – Целую неделю! Так вот, там было запрещено разговаривать, но надо было как-то договариваться про разделение труда – кому мыть посуду, кому готовить еду, кому подметать пол...

- И как вы делали? – спросил Юбер. – Трудно было договориться?

- Да нет, - пожал плечами ЖЛ, - мы писали мелом на специальной доске, кто что будет сегодня делать. Те, кто оказывался в конце, брал на себя то, что оставалось. Никаких споров, кстати, не было. На следующий день последние имели право первого выбора. Надо будет как-нибудь туда всем вместе выбраться. Замечательный опыт!

- А я читать не умею, - насупилась Брыся. – И писать! Значит, мне никаких дел не достанется.

- Тебя в монастырь вообще не возьмут, - улыбнулась я, - потому что там молчать надо.

- А я как раз могу иногда молчать! – тут же возмутилась Брыся. – Когда я сплю, я же, например, молчу? Или когда ем...

- Хорошая система, кстати, – продолжил ЖЛ. - Вот бы так работу по дому распределять. Поставил доску, на ней мелом написал, что будешь делать – и готово! А оставшееся возьмут на себя остальные члены семьи.

- Фигушки! – опять возмутилась Брыся. – Вдруг ты первым захочешь мышей ловить? А мне что достанется? Я пол мыть, между прочим, не умею! Но посуду, например, смогу вылизать.

И она довольно захихикала.

Я живо представила себе доску, на которой мелом написано: "3 ноября: ЖЛ – ловля мышей, Брыся – вылизывание посуды".

- Жаль, что мы живем не в Гелле, - сказала я, - любому психу у нас было бы очень интересно.

- Во-во! – закивала Брыся. – Мы бы ему поручили, например...

Вопрос: что бы поручила Брыся психу?